Партнеры:


Лидеры ЕС приняли семилетний бюджет на 2014–2020 годы

Президент Евросовета Херман ван Ромпей, не скрывая радости и гордости, объявил, что очередной семилетний бюджет принят и что он «стоит потраченных на него усилий». Европрезидент намекал на то, что бюджет был принят со второй попытки после 20-часовых споров и в атмосфере небывалых разногласий. Спорили президенты и премьеры, как нетрудно догадаться исходя из обсуждаемого предмета, о деньгах. Брюссель и большинство европейских стран во главе с Францией, Италией и Польшей хотели, чтобы европейский бюджет, как всегда, немного подрос. В прошлом году речь шла о 5%. Однако после провала ноябрьского бюджетного саммита планка была несколько снижена, и вместо 1,025 трлн евро Еврокомиссия предлагала 976 млрд. Однако Великобритания, Германия, Голландия и Швеция против увеличения бюджета категорически возражали. Логика простая: практически все европейские страны без исключения, кстати, по призыву Брюсселя экономят как могут и сокращают расходы. Между тем Евросоюз вместо того, чтобы показать пример в экономии и сокращении расходов, эти самые расходы увеличивает. Решительнее всего был настроен Лондон, требовавший, чтобы европейский бюджет не только не превышал 1 трлн евро, но и начинался с цифры 8, т.е. был меньше 900 млрд евро.

new adriver("300x250", {sid:180535, bt:52, sz: 'statyi', bn:7, custom:{"1":adriver.sync(0,4)}},true);

В результате многочасовых споров и переговоров компромисс все же был найден. Это понятно — очередной провал означал бы не только то, что ЕС пришлось бы жить в 2014 году по бюджету текущего, 2013 года, с поправкой на инфляцию, но и серьезный удар по имиджу Евросоюза, который в даже столь ответственный момент не может договориться по такому важному вопросу, как главный финансовый документ.

Потолок расходов в новом европейском бюджете установлен в размере 960 млрд евро. Впервые Европа приняла бюджет с сокращением на 3,3% по сравнению с текущим бюджетом, что, конечно же, является победой сторонников экономии. Остался доволен, по крайней мере внешне, и главный сторонник роста — французский президент Франсуа Олланд, заявивший, что это хороший компромисс.

Теперь бюджету, чтобы стать законом, предстоит быть принятым Европарламентом. Едва ли там возникнут трудности, хотя председатель главного европейского законодательного органа Мартин Шульц перед саммитом заявлял, что европарламентарии не допустят сокращений бюджета. Впрочем, он мудро добавил слово «большого». Так что после того как бюджет будет утвержден, а так, скорее всего, и будет, Шульц всегда сможет заявить критикам, что 3-процентное сокращение небольшое.